4. Публикация и тиражирование исторических источников
Может быть, самой существенной особенностью исторических источников нового времени является то, что большинство их видов уже в момент создания были предназначены для публикации6. Так, с начала XVIII в. обязательно публикуются законодательные акты7. Такие наиболее характерные для корпуса исторических источников нового времени виды, как периодическая печать, эссеистика, мемуаристика, создавались именно Для публикации. И если для периодической печати расчет на публикацию очевиден и постоянен, то имманентно присущее мемуаристу стремление к обнародованию своих воспоминаний развивается и служит одним из критериев эволюции мемуаристики. К концу XIX в. это свойство исторических источников выхолит на новый уровень. Начинают публиковаться текущие законодательные акты: с 1863 г. выходит «Собрание узаконений и рас-поряжений, издаваемое при Правительствующем Сенате». С раз-итием исторической периодики расширяется публикация источников личного происхождения. Начинают систематически издаваться сводные статистические данные. В начале XX в. публиковался и такой источник, как стенографические отчеты Государственной думы. На протяжении XVIII-XIX вв. укреплялась взаимосвязь видов исторических источников. При обзоре основных видов исторических источников нового времени мы увидим, сколь тесно связаны законодательство и статистика, периодическая печать и публицистика, мемуаристка и периодическая печать, эпистолярные источники и художественная литература. Механизм взаимосвязи видов различен, однако отметим, что зачастую один вид мог влиять на другой именно потому, что в новое и новейшее время многие исторические источники изначально предназначались для публикации. Синхронная публикация (непосредственно после создания) исторических источников создает принципиально новые условия их сохранности, что возвращает нас к началу нашего анализа - количественному росту не только создаваемых источников, но и сохранившихся от созданного. Изучая источник, историк должен отчетливо осознавать ту информационную среду, в которой творил автор источника, должен пытаться выявить не только непосредственные источники текста, но и существовавший информационный континуум. Например, европейские мемуаристы уже в XVII в. имели возможность включить свои мемуары в историографический контекст (знакомясь с публикациями исторических сочинений, начиная с античных, и с произведениями других мемуаристов) и поэтому часто рассматривали их как историю настоящего (Contemporary History); русские же мемуаристы даже в XVIII в. писали мемуары-автобиографии изолированно друг от друга. Историку при исследовании обстоятельств создания источника также следует обратить внимание на то, предназначался ли данный источник для публикации и в какой среде он должен был бытовать, т. е. расчет на публикацию включается в систему целей создания источника. При этом необходимо помнить, что авторы, создавая произведение, в разной степени учитывали дальнейшее бытование. Интенсивность и направленность учета потенциальной аудитории зависели как от личности автора, так я от видовой принадлежности создаваемого произведения. Необходимо подчеркнуть и взаимосвязь между отдельными свойствами корпуса исторических источников. Количественный рост исторических источников во многом обусловливает упрощение содержания одного отдельно взятого документа, нацеленность его на реализацию лишь одной функции, что, в свою очередь, порождает, как минимум, два следствия: увеличение количества разновидностей источников каждого вида и рост объема латентной информации внутри комплекса источников. Отметим также, что многие особенности анализа источников нового времени, вытекающие из их природы, существенны и для предшествующего периода. Историк-медиевист, изучая летопись или агиографическое произведение, должен максимально осмыслить исходную гипотезу или задать себе вопрос, например, о бытовании данного источника. При исследовании проблематики нового времени эти методические требования должны быть очень четко осознаны, без чего невозможно сколь-либо существенное исследование.