istoricheskie istochiki Необходимость выявления общих свойств исторических источников нового и новейшего времени обусловлена обширностью источниковой базы этих периодов истории. Отметим, что свойства исторических источников, естественно, связаны с обстоятельствами их создания, а общность свойств порождается влиянием процесса индивидуализации и вторичной социализации личности. Но каждое такое свойство, возникнув в системе «источник-действительность», порождает, в свою очередь, особенности взаимоотношений в системе «историк - источник». В этих двух системах отношений и рассматриваются в данной главе общие свойства исторических источников.
1. Количественный рост исторических источников. Источник-действительность
В новое время в сравнении с предшествующим периодом появляется огромное количество исторических источников. Это вполне очевидное качество имеет системообразующее значение, Т. е. во многом определяет и другие свойства рассматриваемого корпуса исторических источников. Разберемся в причинах и следствиях этого явления. Необходимо отметить лучшую сохранность документов нового времени, прежде всего в России. Ведь в силу разных причин в России гораздо меньше, чем в европейских странах, осталось от средневековья исторических источников. Крупномасштабное преобразование государственного аппарата в правление Петра I, ликвидация системы приказов и, как следствие этого, необходимость организации хранения документов вне системы делопроизводства приводят к созданию архивной службы, что положительным образом сказывается на сохранности исторических источников. Значительно улучшается сохранность исторических источников также потому, что в новое время многие исторические источники уже в момент своего создания предназначались для публикации (тиражирования). Но главное не в этом. В первую очередь речь должна идти не о лучшей сохранности исторических источников, а о качественном сдвиге в их порождении. Почему же в рассматриваемый период возрастает потребность в документировании?
1. Индивидуализация человека, эмансипация человеческой личности расширяют круг авторов исторических источников. Кроме того, растет грамотность, поскольку это явление производное.
2. Стремление эмансипированной личности к созданию вторичных социальных связей ведет к тому, что исторические источники начинают порождаться не только в государственной (и церковной) сфере, как это было до сих пор, но и в личностной и общественной. Увеличение мобильности населения ведет к увеличению количества эпистолярных источников, поддерживающих как межличностную, так и деловую коммуникацию.
3.Кроме того, что возникают новые области порождения исторических источников, увеличивается их количество и в государственной сфере. Это также во многом обусловлено новым характером законотворчества и взаимоотношениями между личностью и государством. Превращение закона в единственный источник права и убежденность в том, что законы могут переустроить жизнь государства и повлиять на формирование личности, заставляют принимать законы на основе анализа информации о состоянии тех или иных сторон жизни общества и государства. Помимо этого, расхождение обычая и закона заставляет особо заботиться о публикации законодательных актов и о контроле за их эффективностью, что приводит к возрастанию количества делопроизводственных источников.
 
Рост количества исторических источников создает совершенно новую познавательную ситуацию. Исследователь уже не в состоянии изучить все источники, имеющие отношение к сколь-либо значимой теме или проблеме. Он вынужден целенаправленно отбирать их в соответствии с поставленной исследовательской проблемой, со сформированной для ее решения гипотезой, что заставляет его более четко осмысливать проблему и формулировать исследовательскую гипотезу. Иногда ученые утверждают, что возможно исследование без гипотезы, что гипотеза «мешает» работе, ограничивает поле исследовательского внимания. Но необходимо осознать, что исследования без гипотезы не бывает. При этом гипотеза может быть осознанной или нет. И чем сложнее проблематика, чем шире круг источников, тем строже должен подходить исследователь к формированию гипотезы. Дело в том, что гипотеза - это всегда обобщение ранее накопленного знания. В процессе исследования она трансформируется, потому что исследователь получает дополнительную информацию. Если гипотеза изменилась значительно, то приходится возвращаться к началу исследования, с тем чтобы проверить новую гипотезу. Историк, занимающийся ранними периодами истории, иногда почти наизусть помнит «свои» источники, постоянно обращается к одним и тем же текстам. Историк нового времени в целом ряде случаев не имеет такой возможности, особенно если он работает с массовыми источниками или статистическими материалами. Представьте себе исследователя, который, не имея гипотезы, читает подряд формулярные списки чиновников или материалы земской статистики в надежде, что его осенит и он увидит за этими сотнями и тысячами цифр определенные явления и процессы.
 
Итак, нужно четко сознавать, что при работе с массивами исторических источников историк всегда получает ответ именно на поставленный вопрос, будучи лишенным возможности «переспрашивать» источники в процессе исследования. Общение историка-медиевиста с историческими источниками можно сравнить с интервью, а общение историка нового времени - с социологическим опросом. Одновременно количественный рост источников заставляет поднять проблему выборочного исследования. При этом надо четко осознавать, что выборочный метод - особый'метод исследования, корректно работающий только на математико-стати-стической основе. Важно различать подбор примеров, иллюстрирующих то или иное положение, и построение выборки, которая позволяет распространить полученные результаты на все аналогичные явления (генеральную совокупность). Необходимо учитывать сферу возникновения исторических источников нового и новейшего времени: личностная, общественная, государственная. Тогда без труда обнаружится, что, например, русские газеты возникали не только позже европейских, но и, в отличие от них, в государственной, а не в общественной сфере.
 

2. Упрощение содержания отдельно взятого документа
Рост количества источников, особенно в сфере делопроизводства, приводит к упрощению содержания отдельно взятого документа, что сопровождается формализацией этого содержания4, а также усложнением системы источников на уровне вида и разновидности. Указанные тенденции можно отметить не только в делопроизводстве, но и в законодательстве. Неслучайно в третьем Полном собрании законов Российской империи публикуются не все законодательные акты - в ряде случаев указывается лишь название документа сепаратного законодательства. Наиболее значительна формализация в статистике. Упрощается содержание и одного отдельно взятого повествовательного источника. К концу XIX в. вполне очевидна дифференциация периодической печати по таким критериям: общественно-политическая направленность, ориентация на различные сословные, профессиональные, половозрастные группы. Как бы это ни казалось странно, такие же процессы прослеживаются и в мемуаристике. На рубеже ХIХ-ХХ вв. мемуары все чаще посвящаются отдельным событиям или выдающимся современникам мемуариста. Относительно реже встречаются неспешные повествования обо всех памятных для автора событиях. Вполне очевидно, что упрощение содержания отдельного источника и усложнение внутривидовой структуры создает дополнительные сложности при формировании источни-°вой базы исследования. Репрезентативная основа исторического труда должна структурно воспроизводить нарастающую сложность корпуса источников. Например, невозможно изучать газету XIX- XX вв., выражающую то или иное общественное умонастроение, не зная всего спектра мнений, существующих в периодике. Второе, не менее важное, следствие рассматриваемого явления - увеличение объема скрытой (латентной) информации. Такую информацию называют еще структурной, потому что она может быть выявлена при анализе структуры корпуса источников, взаимосвязей между их элементами. Например, если в формулярном списке происходившего из крестьян городничего г. Колы написано, что он имел чин V класса Табели о рангах, то, естественно, это будет информация об одном, отдельно взятом конкретном факте. Это то, что можно непосредственно прочитать в историческом источнике. Но даже если будет установлена достоверность этой информации, невозможно установить, сколь типична или уникальна такая карьера. Если же проанализировать несколько сотен формулярных списков, то можно выяснить, каким образом от социального происхождения чиновника зависели ранг чина, имущественное положение чиновника и т. д. Традиционным методом извлечения латентной (скрытой) или структурной информации является построение таблицы, но существуют и другие методы - количественные (математические) или формализованные. Чаще всего для анализа зависимостей используют такие методы математической статистики, как корреляционный и регрессионный анализ.
 

3. Увеличение количества разновидностей исторических источников
Количественный рост исторических источников и упрощение содержания отдельного документа приводят к увеличению числа разновидностей внутри видов. На протяжении всего рассматриваемого периода новые и ранее существовавшие виды делятся на разновидности. Следует иметь в виду, что новых разновидностей возникает явно больше, чем исчезает исчерпавших себя форм. Это приводит к постоянному усложнению структуры корпуса исторических источников.Увеличение разновидностей в наибольшей степени проявляется в делопроизводственной документации, учетных материалах, актовых источниках. Вполне очевидно, что историку, работающему с источниками нового времени, приходится строже подходить к определению видовой природы источника, учитывая его принадлежность к той или иной разновидности внутри вида. Дифференциация видов исторических источников по разным параметрам открывает более широкие возможности для их систематизации, а значит и для выявления структурной информации. Исследователь получает дополнительные возможности анализировать информацию путем составления разнообразных (в том числе и комбинаторных) таблиц и применения методов математической статистики. Вторая исследовательская проблема связана с разработкой принципов группировки разновидностей и выработки методов анализа групп. В качестве примера такой группы видов и разновидностей можно назвать массовые источники, активно разрабатываемые в отечественной историографии в последние 20-30 лет.
 

4. Публикация и тиражирование исторических источников
Может быть, самой существенной особенностью исторических источников нового времени является то, что большинство их видов уже в момент создания были предназначены для публикации6. Так, с начала XVIII в. обязательно публикуются законодательные акты7. Такие наиболее характерные для корпуса исторических источников нового времени виды, как периодическая печать, эссеистика, мемуаристика, создавались именно Для публикации. И если для периодической печати расчет на публикацию очевиден и постоянен, то имманентно присущее мемуаристу стремление к обнародованию своих воспоминаний развивается и служит одним из критериев эволюции мемуаристики. К концу XIX в. это свойство исторических источников выхолит на новый уровень. Начинают публиковаться текущие законодательные акты: с 1863 г. выходит «Собрание узаконений и рас-поряжений, издаваемое при Правительствующем Сенате». С раз-итием исторической периодики расширяется публикация источников личного происхождения. Начинают систематически издаваться сводные статистические данные. В начале XX в. публиковался и такой источник, как стенографические отчеты Государственной думы. На протяжении XVIII-XIX вв. укреплялась взаимосвязь видов исторических источников. При обзоре основных видов исторических источников нового времени мы увидим, сколь тесно связаны законодательство и статистика, периодическая печать и публицистика, мемуаристка и периодическая печать, эпистолярные источники и художественная литература. Механизм взаимосвязи видов различен, однако отметим, что зачастую один вид мог влиять на другой именно потому, что в новое и новейшее время многие исторические источники изначально предназначались для публикации. Синхронная публикация (непосредственно после создания) исторических источников создает принципиально новые условия их сохранности, что возвращает нас к началу нашего анализа - количественному росту не только создаваемых источников, но и сохранившихся от созданного. Изучая источник, историк должен отчетливо осознавать ту информационную среду, в которой творил автор источника, должен пытаться выявить не только непосредственные источники текста, но и существовавший информационный континуум. Например, европейские мемуаристы уже в XVII в. имели возможность включить свои мемуары в историографический контекст (знакомясь с публикациями исторических сочинений, начиная с античных, и с произведениями других мемуаристов) и поэтому часто рассматривали их как историю настоящего (Contemporary History); русские же мемуаристы даже в XVIII в. писали мемуары-автобиографии изолированно друг от друга. Историку при исследовании обстоятельств создания источника также следует обратить внимание на то, предназначался ли данный источник для публикации и в какой среде он должен был бытовать, т. е. расчет на публикацию включается в систему целей создания источника. При этом необходимо помнить, что авторы, создавая произведение, в разной степени учитывали дальнейшее бытование. Интенсивность и направленность учета потенциальной аудитории зависели как от личности автора, так я от видовой принадлежности создаваемого произведения. Необходимо подчеркнуть и взаимосвязь между отдельными свойствами корпуса исторических источников. Количественный рост исторических источников во многом обусловливает упрощение содержания одного отдельно взятого документа, нацеленность его на реализацию лишь одной функции, что, в свою очередь, порождает, как минимум, два следствия: увеличение количества разновидностей источников каждого вида и рост объема латентной информации внутри комплекса источников. Отметим также, что многие особенности анализа источников нового времени, вытекающие из их природы, существенны и для предшествующего периода. Историк-медиевист, изучая летопись или агиографическое произведение, должен максимально осмыслить исходную гипотезу или задать себе вопрос, например, о бытовании данного источника. При исследовании проблематики нового времени эти методические требования должны быть очень четко осознаны, без чего невозможно сколь-либо существенное исследование.