Потери армии Наполеона в Бородинском сражении

Оценка потерь Великой армии в Бородинской битве является не менее сложной и дискуссионной проблемой, чем вопрос об ее количественном составе перед сражением. В научных кругах хорошо известны следующие материалы, которые позволяют хотя бы приблизиться к решению данной проблемы.

Первая и единственная сводная ведомость потерь была составлена все тем же бароном П. Денье, который на момент Бородинского сражения занимал должность инспектора по смотрам командного состава. В его работе приводятся следующие данные о потерях Великой армии при Бородино убитыми и ранеными:

49 генералов (из них 10 убито)
37 полковников (из них 10 убито)
6547 убитых и 21 453 раненых офицеров, унтер-офицеров и солдат.
Итого: 28 086 чел.
В этом списке не учтены попавшие в плен военнослужащие Великой армии: 1 бригадный генерал (Ш.-О. Бонами), 3 полковника (Д.-И. Бод, командир 8-го полка пешей артиллерии; А.В. Ф. Лейссер, командир саксонского полка Гар дю Кор; смертельно раненый А. Радзиминьский, командир 3-го польского уланского полка), 32 офицера, 1140 солдат и унтер-офицеров — всего 1176 человек.

Далее в том же издании приводится «Поименный список генералов и полковников, убитых и раненых 5 и 7 сентября 1812 г.», который был составлен 21 сентября в Москве самим Денье. Кому предназначались эти данные, сведенные в таблицу, не указано, разве что под списком отмечено, что он «утвержден Его Сиятельством князем и начальником Генерального штаба на основании данных, предоставленными начальниками штабов армии».

Оригиналы этих двух важных документов в архивах пока обнаружить не удалось. Добавим, что наряду с Денье в списках кабинета Главного штаба в период Бородинского сражения числился и некий барон Дюфрен (Dufrense), отвечавший за учет общей численности армии (inspecteur aux revues dupersonnel des corps). Никаких документов, составленных этим военным чиновником, тоже пока не обнаружено.

Однако, как известно, никакой рапорт с данными о численности личного состава, даже самой приблизительной, невозможно составить сразу после сражения. Армия постепенно приходила в себя, собиралась с силами, многочисленные команды были отряжены за продовольствием, на поиски раненых и т. д. Документы достаточно медленно стекались в штабы корпусов. И хорошо, если там было кому их обрабатывать. К примеру, в 1-м пехотном корпусе новый начальник штаба Л.-Ф. Лёжен, заменивший погибшего Ж. Ромефа, был назначен на должность только 23 сентября, то есть уже после того, как Денье сдал свои списки.

28 сентября 1812 г. начальник Главного штаба маршал Бертье подал в Москве рапорт на имя императора Наполеона, где привел данные о состоянии войск на 20 сентября. Этот рапорт так же опубликован в работе Ж. Шамбре. Хранящиеся в архиве документы 2-го корпуса кавалерии резерва подтверждают, что такая перекличка, действительно, имела мес-то. Так же, как и сохранившийся рапорт начальника штаба 5-го пехотного корпуса подтверждает проведение переклички 25 сентября.

В связи с этим представляется интересным сравнить численность Великой армии перед Бородинским сражением, скажем, по «Ведомости» от 2 сентября, с данными переклички 20 сентября, чтобы подсчитать, таким образом, примерную убыль личного состава. Указанный рапорт Бертье с выделением в нем сведений по офицерскому составу (там, где данные это позволяют) опубликовал в его биографии военный историк В. Дерекаже. По его подсчетам, общая численность армии, находившейся в Москве, составляла 95 585 чел., включая 2373 офицера. Правда, в эту ведомость не вошли части корпуса Жюно, артиллерия, обозы и личный состав Главной Императорской квартиры.

Двумя днями ранее, 26 сентября, свой список представил генерал О.-Д. Бельяр, начальник штаба резервной кавалерии Великой армии. Его список был опубликован все тем же В. Дерeкажe в биографии генерала. Этот документ содержит сведения о кавалерии, которые совпадают с соответствующим разделом вышеупомянутого рапорта Бертье от 28 сентября, тоже опубликованного Дерекаже в вышеупомянутой биографии маршала Бертье, а еще ранее — Шамбре.

И, наконец, последний поименный список потерь офицерского и генеральского состава при Бородино был составлен в Москве все тем же Денье по данным переклички от 11 октября 1812 г. Сохранившийся в архиве рапорт начальника штаба 1-го армейского корпуса генерала Лё-жена от 10-го октября подтверждает проведение этой переклички.

В 1947 г. Revue historique de l’armee, ежеквартальный журнал Военного архива в Венсенне, опубликовал оригинальную копию документа с автографом Наполеона под названием «Состав сил французской армии после сражения при Москве-реке». Согласно этому документу (из того, что удалось разобрать), численный состав Великой армии выглядел следующим образом:

Если сравнить эти цифры с традиционно используемыми в большинстве работ данными «Ведомости» от 2 сентября, а также — работ Ж. Шамбрэ и Ж.-Ж. Пеле, согласно которым перед Бородинской битвой Великая армия насчитывала около 135 000 чел., то ее потери в сражении могут доходить до 20 000 убитыми, ранеными, пленными, пропавшими без вести и др.

Подобное число потерь фактически подтверждается главным хирургом Великой армии Д. Ларреем, который в своих мемуарах оценил их примерно в 22 000, включая 9500 раненых солдат и офицеров. Не слишком продуктивными являются попытки подсчитать общие потери по убыли офицерского состава на основе данных известного справочника А. Мартиньена, составленного почти спустя столетие после описываемых событий. Так, автор полковой истории 9-го линейного полка, принимавшего участие в Русской кампании утверждает, со ссылками на архивные документы, что по прибытии в Москву 15 сентября 1812 г. 4-й корпус Великой армии, куда входил 9-й линейный полк, насчитывал в своих рядах 1331 офицера и 26 996 унтер-офицеров и солдат. По этим же архивным данным, потери офицеров в этом полку составляли 38 чел., включая 4 убитых и 4 смертельно раненых. Согласно же справочнику Мартиньена, потери составляли 44 офицера, причем если число погибших также 8 (4+4), то число раненых на 6 больше. Налицо расхождение между архивными сведениями и данными справочника.

Не совпадают с цифрами справочника Мартиньена и данные рапорта о потерях офицеров 15-го легкого полка в русской кампании, составленного в июле 1813 г. и скрепленного печатью административного совета полка. Согласно рапорту, этим полком при Бородино было потеряно на 6 офицеров больше, чем указано Мартиньеном.

Конечно, по столь разрозненным и противоречивым документам весьма непросто восстановить полную картину численности и потерь Великой армии в Бородинском сражении. Разные авторы — непосредственные участники событий, военные историки и архивисты — каждый по-своему пытались ответить на этот вопрос. Судя по близости основных позиций, эти авторы, располагали довольно точной информацией, поскольку общий разброс цифр в ту или иную сторону невелик. Однако сегодня видится необходимым более полное и скрупулезное изучение всех относительно немногочисленных архивных документов, оставшихся от некогда грозной Великой армии, их критический анализ и сопоставление с обширной вспомогательной литературой. Было бы желательным также составление общедоступной базы данных на основе современных компьютерных технологий, которая позволила бы современным исследователям максимально приблизиться к желанному результату — точному установлению общей численности личного состава и потерь Великой армии в сражении, которое принесло неувядаемую славу русскому оружию и предопределило будущее Европы.