Содержание материала

Трудно представить себе изучение сколько-нибудь значимых исторических событий, и уж тем более столь важных, как Отечественная война 1812 года и ее апогей, Бородинское сражение 26 августа / 7 сентября, без глубокой источниковедческой работы: поиска, отбора и аналитической критики первоисточников — фундамента исторического знания. И хотя недостатка в литературе по данной теме, казалось бы, нет, вопрос о том, какую базу источников использовал тот или иной автор в своей работе, часто оказывается довольно острым. Особенно это касается такого дискуссионного вопроса, как количественный состав и потери противоборствующих сторон в целом, и Великой армии Наполеона, в частности. Исследования о Бородинском сражении исчисляются десятками больших и малых томов, однако в основу большинства из них положены воспоминания современников событий, написанные post factum. Одним из первых сведения о количественном составе Великой армии представил в литературе Жорж де Шамбрэ (1783–1848), служивший во время Русской кампании офицером конной артиллерии императорской Гвардии. В 1823 г. он выпустил в Париже двухтомную «Историю похода в Россию 1812 г.». По его данным, 2 сентября 1812 г. Великая армия, находившаяся в Гжатске, насчитывала 133 819 чел. с учетом ожидавшихся в скором времени пополнений1. В это число входил лишь личный состав корпусов и Императорской гвардии; штат Главной императорской квартиры с ее многочисленными службами, офицерами для поручений, гражданским персоналом, эскортом, парками и пр. не учтен.

Количественный состав армии Наполеона

Шесть лет спустя после обобщающей работы Шамбрэ вышло исследование Жан-Жака Пеле (1777–1858), который был в 1812 г. старшим штабным офицером, а свой труд посвятил непосредственно Бородинской битве и анализу количественного состава войск с обеих сторон. С 1819 г. Пеле, как сотрудник королевского Генерального штаба, входил в комиссию Национальной обороны, и по роду своей деятельности имел Э. М. Вовси доступ к документам, хранящимся в Военном депо при Министерстве обороны Франции (Depot de la guerre). На их основе он также провел исследование о кампании маршала А. Массена на Дунае 1809 г.3 Создав вместе с бывшими однополчанами журнал Le Spectateur militaire, финансировавшийся частным образом и освещавший историю войн Революции и Первой империи, Пеле опубликовал в нем упомянутую выше работу о Бородинском сражении, переведенную позднее на русский язык.

В этой статье Пеле тоже привел данные на 2 сентября 1812 г. по количественному составу Великой армии перед Бородинским сражением. По его подсчетам, в строю, согласно результатам общей переклички, находилось 123 662 солдата и офицера, а с учетом прибывших 3—6 сентября подкреплений и понесенных в те же дни потерь численность наполеоновских войск, принимавших участие в сражении при Бородино, вполне могла превышать 130 000 человек.

Напротив, в сочинении барона Пьера Денье (1781–1848) о кампании Наполеона в России, изданном в 1842 г., численность Великой армии при Бородино оценивалась уже в 140 000 чел. Что касается его профессиональной подготовки и авторитета отметим, что карьера Денье была сродни многим профессионалам военной администрации того времени. Денье начинал службу еще в период Консульства, работая в секретариате Военного министерства под руководством своего отца, Антуана Денье (1754–1829). В качестве военного комиссара 2-го класса он участвовал в кампаниях против Пруссии и России 1806—1807 гг. Продолжая службу в должности помощника инспектора по смотрам (sous-inspecteur aux revues), в 1811 был пожалован дворянским титулом шевалье Французской империи. Приняв участие в походе на Россию, он на момент Бородинского сражения числился инспектором по смотрам командного состава (inspecteur aux revues, le personnel des etat-major et les rapports administratifs) при Главном штабе маршала Л.-А. Бертье.

В дальнейшем французские исследователи, писавшие на эту тему, приводили примерно такие же данные, как в работах Шамбрэ и Пеле. То же касается и обширной англоязычной историографии Бородинского сражения. Отчасти это связано с тем что, сведения Пеле, работавшего с архивными документами (а с 1830, будучи назначенным директором Военного депо), приобрели в историографии характер своего рода аксиомы и, в общем-то, не ставились под сомнение. Большинство же последующих авторов, писавших на тему Бородинского сражения, к архивным документам не обращалось, а опиралось в основном на богатую мемуарную литературу.

Современные российские историки Андрей Попов и Алексей Васильев предложили на суд читателей свои расчеты численности Великой армии в Бородинском сражении. Ставший уже практически классикой, их труд «Grande Armee — Состав армии при Бородино» содержит чрезвычайно подробную информацию, включая скрупулезный подсчет численности отдельных формирований и фиксацию местонахождения некоторых участников битвы в тот или иной момент времени. Взяв за отправную точку работу Пеле, авторы, путем математических расчетов и логических умозаключений (учитывая погрешности в виде ожидавшихся наполеоновскими частями пополнений и общие потери за 3—6 сентября), пришли к выводу, что «войска Великой армии, собранные на Бородинском поле к утру 7 сентября 1812 г., насчитывали около 132 000 чел.».

Тем не менее, проблема численности Великой армии по-прежнему вызывает многочисленные вопросы, ибо, как уже отмечалось, большинство исследователей приводит, в основном, данные, полученные из вторых рук. В свое время автор замечательного труда «Наполеон Бонапарт» А. З. Манфред заключил: «Можно с полной определенностью утверждать, что архива наполеоновской армии, вторгшейся в Россию, не существует», и в подтверждение сослался на достаточно второстепенные материалы из фонда Пьера Дарю, хранящиеся в Национальном архиве в Пари-же. Однако документы кампании 1812 г. хранятся не только и не столько в Национальном архиве. Обширный массив уцелевшей документации Великой армии находится в главном хранилище Исторической службы Министерства обороны (департамент Сухопутных сил Франции) в Вен-сенне и, по странному стечению обстоятельств, практически не используется современными историками, исследующими данную тематику.

Так, в группе картонов серии С2 (Grande armee: situations) отложились многочисленные детальные рапорты командиров и начальников штабов Великой армии на август — начало сентября 1812 г., дающие возможность детально установить численность войсковых частей и соединений, принимавших участие в сражении при Бородино. Здесь содержатся сведения о нескольких армейских корпусах, о гвардии, о материальной части артиллерии и об инженерных войсках. Документация составлена весьма скрупулезно и отвечает высшим стандартам системы военного администрирования, принятым в начале XIX в. большинством европейских армий. Насколько известно, эти данные еще не вводились полностью в научный оборот, вероятно, в связи с их разрозненностью по многим картонам SHD/DAT.

Наибольший интерес в этой группе первоисточников представляют два документа, относящихся непосредственно к Бородинскому сражению — «Ведомости переклички личного состава различных корпусов» от 2-го и от 3 сентября 1812 г. При детальном рассмотрении оказалось, что «Ведомость» от 2 сентября содержит те самые цифры, которые Пеле привел в приложении к своей статье и которые используются, так или иначе, в большинстве изданий. Однако при перепроверке данных «Ведомости» от 2 сентября выясняется, что составители ее допустили ряд ошибок в подсчетах, к счастью не существенных. В результате, общая численность Великой армии в «Ведомости» дается как 130 580 солдат и офицеров, а при пересчете получается 131 026.

«Ведомость» от 3 сентября несколько отличается от предыдущей, так как в ней отсутствуют многие прежние показатели, например, численность гвардии и маршевых частей, ожидаемых к прибытию. Итоговая сумма в таблице не указана, но при сложении цифр по отдельным позициям получается 115 142 чел. Если прибавить сюда указанную в «Ведомости» от 2 сентября численность гвардейской кавалерии и артиллерии (7300 чел.) и маршевых частей (7364 чел.), то получим в итоге 129 806 солдат и офицеров. Вероятно, «Ведомость» на 2 сентября содержала предварительные расчеты данных, реально учтенных уже 3 сентября. Пробелы по отдельным позициям указывают на то, что еще только ожидается получение соответствующих точных данных из штабов корпусов и дивизий. В обеих «Ведомостях» не учтена численность 4-го кавалерийского корпуса генерала Латур-Мобура — 3600 чел., поскольку он присоединился к основным силам армии только 6 сентября.

Как на практике осуществлялся сбор данных о численности войск? В циркуляре от 29 сентября 1806 г. начальник Главного штаба маршал Л. А. Бертье предписал начальникам штабов армейских корпусов подавать рапорты с подробной информацией по отдельным частям (le grand etat de situation) 1-го и 15-го числа каждого месяца, а суммарные данные (sommaire) — каждые пять дней. Очевидно, такой порядок сохранялся и в дальнейшем. Так, в январе 1812 г. маршал Л.-Н. Даву упоминал в письме военному министру Кларку об обязанностях своего начальника штаба подавать 1-го и 15-го числа каждого месяца рапорт с подробными сведениями о количественном составе войск. Сохранившиеся в архиве рапорты командира 1-го армейского корпуса маршала Даву и командира 1-го корпуса кавалерийского резерва генерала Ш. де Нансути за май — август 1812 г. составлялись каждые пять дней, что показывает: корпусные командиры старались неукоснительно соблюдать вышеупомянутые предписания. Все данные стекались к Бертье, а от него шли в отдел Главного штаба, занимавшийся оформлением приказов на день, учетом личного состава, дислокации и передвижения войск.

В отношении сведений о численном составе наиболее информативны рапорты корпусных командиров (situations des troupes), подававшиеся два раза в месяц. В SHD/DAT имеются полные данные, представленные начальниками штабов 4-го и 5-го армейских корпусов 1 сентября и 8-го корпуса — 15 сентября. Последний из этих документов ценен также тем, что начальник штаба 8-го армейского корпуса Реве записал на его обороте данные о потерях своего соединения в Бородинском сражении («убито 13 офицеров и 117 ранено; так же убито 294 и ранено 1676 солдат и унтер-офицеров»).

Чтобы дать представление о содержании этих источников, обратимся, для примера, к рапорту бригадного генерала А.-Ш. Гийемино, начальника штаба 4-го армейского корпуса, которым командовал вице-король Италии Э. Богарнэ. Рапорт, охватывающий период с 15 августа по 1 сентября 1812 г., содержит данные о составе штаба (49 чел., включая офицеров и генералов всех рангов, их адъютантов, а так же и служащих военной администрации), 13-й, 14-й и 15-й пехотных дивизий, Итальянской королевской гвардии, дивизии легкой кавалерии, резервной артиллерии и большого парка. На 15 августа в корпусе числилось 43 286 чел. пехоты (включая Итальянскую гвардию) и 2786 — легкой кавалерии; а на 1 сентября — 43 275 и 2787 соответственно. В отдельную таблицу вынесены данные по дивизионной и резервной артиллерии (108 орудий), боеприпасам и материальной части корпуса. Всего, согласно рапорту, на 1 сентября 1812 г. в корпусе находилось 48 649 солдат и офицеров при 8187 лошадях.

Однако в упомянутой выше «Ведомости» от 2 сентября по армии в целом численность этого корпуса оказывается чуть ли не вполовину меньшей — 25 021 чел., а в «Ведомости» от 3 сентября — и вовсе 22 416 чел.! Аналогичная картина прослеживается по рапорту начальников штабов 5-го армейского корпуса (20-е августа — 1-е сентября), и 8-го корпуса (31-е августа — 15 сентября). В чем причина столь существенного расхождения в цифрах?

Можно предположить, что цифры на начало и на конец отчетного периода собирались в постоянно меняющейся боевой обстановке, когда многие части, утрачивая на время связь со штабами, подавали данные о своем личном составе за весь промежуток времени. Необходимо учесть и то обстоятельство, что, вероятно, существовали какие-то промежуточные рапорты, не дошедшие до нашего времени, или рапорты, составленные в последний момент на основании самых свежих данных, которые и были учтены при составлении сводных «Ведомостей». В любом случае, данные «Ведомостей» от 2-го и от 3 сентября можно считать результатом корпусных перекличек конца августа лишь теоретически. Ведь при существовавшем в начале XIX в. уровне организации и материального оснащения штабных служб не представлялось возможным на практике собрать все войска в одном месте и в одно время для произведения точного подсчета. Поэтому пока приходится принимать на веру те данные, что изложены в упомянутых «Ведомостях», согласно которым общая численность Великой армии накануне Бородинского сражения не превышала 130 000–135 000 чел.

Обзор ресурсов на сайте!Скачать все можно здесь и абсолютно бесплатно!

Конспект и презентация "История России в банкнотах РФ" предназначена для подготовки учащихся к ЕГЭ по истории. Представлены теоретические материалы, связанные с изображениями на исторические темы на банкнотах РФ, дана их краткая характеристика. На основе этих материалов созданы задания типа В12, В13, главная задача которых помочь усвоить учащимся некоторый теоретический материал и отработать навыки выполнения заданий данного типа. Возможно использование презентации как при работе в классе, так и в индивидуальном порядке. ПРОСМОТРЕТЬ      СКАЧАТЬ
В презентации представлены познавательные задачи, которые можно использовать как на отдельных уроках, так и в обобщающем повторении по теме «Жизнь первобытных людей». Задачи позволяют развивать универсальные учебные действия: общеинтеллектуальные, коммуникативные, личностные; развивают самостоятельность мышления, воображение, память.   Целевая аудитория: 5 класс   СКАЧАТЬ:
По сведениям, которые были получены ещё в 1952 году, этот клад должен содержать почти 150 тонн золота и серебра. Прошло уже более полувека с того времени как в кумранской пещере, недалеко от Мертвого моря, был обнаружен медный свиток в котором и говорилось про сокровища. 2000 лет назад на берегах Мертвого моря обитала одна из иудейских общин. Археологи обнаружили большое количество артефактов связанные с этой культурой. В настоящее время свитки находятся в распоряжении правительства Иордании. То что написано в них держится в тайне и причина этого, как представляется, в нежелании раскрывать описание и ориентиры мест где древними иудеями были спрятаны эти невероятные сокровища. Поиски клада продолжаются хотя вполне возможно, что сведения эти не имеет ничего общего с действительностью. А тайна Мертвого моря никогда не будет раскрыта.
Археологические коллекции памятников переходной эпохи от мустье к позднему палеолиту демонстрируют необычайно большое разнообразие форм нуклевидных артефактов. Традиционные, базирующиеся на морфологическом анализе типологии такого рода находок часто недостаточно эффективны. Причина — в неизбежной субъективности при оценке форм находок. Недостаточность морфологических методов особенно ярко проявляется при изучении генезиса или хронологической изменчивости технологий работы с камнем. При изучении эволюции древних технологий именно технологические исследования артефактов должны быть приоритетными. Систематизация материала на основе такого анализа становится все более продуктивной и все более востребованной в археологии палеолита. Цели и задачи технологического анализа могут быть очень разнообразны. Но при изучении эволюции древнейших технологий наиболее перспективным представляется использование возможности реконструкции процессов расщепления. Специальный технологический анализ дает возможность определить мотивы каждого из действий, совершенных оператором. Понимание назначения каждой из фиксируемых операций помогает отделить главное от второстепенного, отличить на артефакте следы реализации основной линии плана расщепления от следов вспомогательных действий, обусловленных спецификой конкретного сырья или формы исходной заготовки. Технологическая реконструкция процесса раскалывания каждого из изучаемых артефактов позволяет отметить наиболее существенное, реально прояснить специфику изучаемой работы человека в древности.
Итальянские исследователи вплотную приблизились к разгадке одной из величайших загадок в истории искусства — установлению личности женщины эпохи Возрождения, которая позировала для Леонардо да Винчи при создании портрета Моны Лизы, который находится в Лувре и является самым большим сокровищем и одной из самых известных картин в мире. После четырёх лет исследований они раскопали человеческие останки в старинном монастыре во Флоренции, и нашли небольшую группу костей, которые по их мнению, могут принадлежать Лизе Герардини. Учёные полагают, что именно она была моделью для шедевра Леонардо. Они заявили, что углеродный анализ показал, что возраст найденных костей датируется примерно тем же временем, когда умерла Герардини, в июле 1542 года в возрасте 63 лет. Исторические записи показывают, что Герардини, которая провела свои последние годы в религиозном уединении в монастыре Сант-Орсола, похоронили в этом месте. Портрет Моны Лизы, 1479–1528, также известный как "Джоконда, жена Франческо дель Джокондо" находится в Париже в знаменитом музее Лувр.«Я убеждён, что это она," сказал Сильвано Винцетти, историк искусства, который руководил исследовательской группой. «Существует большая степень совпадения между результатами наших археологических и исторических исследований и результатами радиоуглеродного датирования. Весьма вероятно, что останки принадлежат Лизе Герардини.»
Большой Кремлевский клад 1988. В Кремле близ Спасских ворот найден «Большой Кремлевский клад», состоявший из 300 предметов: серебряных головных украшений, шейных гривн и бус, подвесок, височных колец, браслетов и серебряных слитков. Датируется XIII веком; его захоронение, несомненно, связано с походом хана Батыя на Москву в 1238 году. Клад стал свидетельством тому, что Москва уже в начальный период своего существования была в центре политических событий и играла заметную роль в транзитной торговле. Ипатьевский монетный клад 1970. Клад испанского серебра был найден в 1970 году в Москве, в Ипатьевском переулке. 3398 монет — свыше 74 кг серебра. Монеты из ипатьевского клада были чеканены не только на монетных дворах собственно Испании - в Мадриде и Толедо, Барселоне, Севилье, Гренаде. Подавляющее большинство их было чеканено в американских владениях тогдашнего королевства - в Мексике, Боливии, Колумбии. Хронологический диапазон клада довольно широк и занимает около полутора столетия - времени Изабеллы и Фердинанда и трех королей Филиппов - II, III, IV. Закопан в землю был, по-видимому, в 30-е годы XVII века и спокойно хранился в этом самом простом из "банков" до наших дней, пока не был задет на 6-метровой глубине ковшом экскаватора в сентябре 1970 года. Клад древних арабских монет 1837-1838. Клад арабских дирхемов IX века. Найден на глубине пяти метров при закладке первого храма Христа Спасителя. Два из них, лучшей сохранности, получили четкое определение: это оказались тахиридский дирхем с именем владетеля Мухаммеда и халифа Мустаин-Биллаха из города Мерв (ныне г. Мары), 862 года, и аббасидский - халифа Мутазз-Биллаха из города Двина, 866 года (монеты, таким образом, были чеканены на территории Туркмении и Армении, находившихся тогда под властью Арабского халифата). Клад Дьяковского городища В XIX веке в Коломенском был найден клад украшений V — VI веков, который перевернул всю историографию Москвы. Среди находок — костяные и железные наконечники стрел, железные ножи и серпы, глиняные грузики и др., изделия первобытного искусства (глиняные женские фигурки, костяные фигурка лошади и скульптурное изображение головы кабана), клад бронзовых украшений. В верхних слоях встречены также отдельные вещи восточно-славянского племени — вятичей XI—XIII вв. Клад в Теплом стане 1939 год. Деревлево, Черемушкинский р-н. Найден клад монет Василия I (1389-1425). Подробных сведений об обстоятельствах находки, количестве и составе монет не имеется. Деревлево находится к юго-западу от Москвы по Калужскому шоссе, на бывшей Ордынской дороге. Неподалеку от Деревлева была группа селений, объединенных общим названием «Теплый Стан». Название «Теплый Стан» известно с XIV в.- здесь располагались поселки ордынцев, числяков, делюев - тяглых московских людей, которые должны были обслуживать послов Золотой орды, направлявшихся в Москву или из Москвы, Теплый Стан был первой остановкой на пути из Москвы в Орду. Клад гостиницы «Россия» 1967 год. При строительстве северного пандуса гостиницы Россия, близ церкви Георгия на глубине около семи метров в глиняном кувшине был обнаружен старинный клад, в котором находились 58 полтин и 2 рубля, имевших клейма XV-XVI века. Клад с Ильинки 1909 год. На Ильинке в 1909 году нашли два кувшина, доверху набитых серебряными чешуйками времен Михаила Федоровича и Алексея Михайловича Романовых. Подсчет монет показал, что их было 22 000 штук! Если перевести этот клад на вес, то это 11 килограммов чистого серебра.